29 марта

Проклятая дочь

В 2003 году на заводе Ремпутьмаш, который более известен как завод Шпагина, разместили необычный заказ – сделать копию могильной плиты. Чугунный памятник проклятой дочери, как называли его в народе, хранился в Пермском краеведческом музее с 1968 года. Попал он туда со старинного Егошихинского кладбища, которое власти советской Перми планировали снести.

На круглой плите диаметром один метр надпись: «Пермского исправника Девеллия дочь Таисия от роду 6 лет 11 месяцев скончалась в январе 1807 года». В центре – страшное лицо, своего рода маска, а обрамляет все змея, кусающая себя за хвост, — уроборос.

Из-за чего же попал могильный памятник в число мистических и получил такое зловещее название «Могила проклятой дочери»?

Известный пермский краевед Владимир Гладышев пишет: «Тайна надгробия завораживала, её разгадку предлагали разные литераторы. Михаил Осоргин не раз возвращался к змее в своей мемуарной прозе, из современников — Авенир Крашенинников (роман «Горюч камень»), Леонид Юзефович (повесть «Клуб «Эсперо»), Юрий Липатников (эссе «Памятник-гнев?»)…

«Я должна узнать о ней!», — загорелась любопытством героиня романа Авенира Крашенинникова, услышав о памятнике-змее. Вот и многие пермяки теперь стремятся найти хоть какие-то подробности этой истории».

Лирический герой рассказа Аркадия Гайдара «Проклятая дочь» так описывает встречу с этим памятником: «Есть за городом возле оврага, возле маленькой речки Ягошихи, старое кладбище. Там, посередине, возле белой пустой церкви, торчат памятники над могилами умерших купцов, почетных граждан, убитых и просто мирно скончавшихся полковников и прочих знатных и видных горожан. Но чем дальше забираешься вглубь к краям кладбища, тем гуще и беспорядочней выбивается дикий кустарник, тем меньше мраморных плит и железных решеток… Возле церкви, наклонившись за тем, чтобы сорвать желтый цветок одуванчика, я остановился и отдернул протянутую руку – внизу лежала чугунная змея. И если бы здесь ползла настоящая кобра, то и это, вероятно, не так бы поразило меня, как то, что я увидел перед собою».

Старший научный сотрудник Пермского научного центра УрО РАН историк Павел Корчагин пишет: «Среди легенд о могиле Таисии Девеллий есть совершенно немыслимые, по сюжету и интриге напоминающие мексиканские сериалы. Наиболее живучим оказалось поверие, будто под чугунной змеей покоятся двое, которые являются друг другу одновременно мужем и женой, братом и сестрой, отцом и дочерью. Скорее всего, основой для возникновения этой легенды послужил популярный сто лет назад бульварный роман «Тайна одной могилы», действие которого происходит в Перми. В нем подробно расписали подобные хитросплетения судьбы».

Павел Корчагин всесторонне исследовал легенду о проклятой дочери и нашел, что у нее нет никаких оснований.

Во-первых, он доказал, что могила девочки изначально была расположена совсем не на тропинке – просто новый храм построили в другом месте и так прошла дорога. Более того, она входила в состав «семейного гнезда»: рядом похоронены ее мать, отец, младший брат и даже дети младшего брата.

Во-вторых, змея, кусающая свой хвост, обозначает вечность и бесконечность, а также цикличность природы жизни: созидания и разрушения, жизни и смерти, постоянного перерождения и гибели. А маска, по мнению Корчагина, это «адамова голова», который часто изображают на могильных плитах как символ спасения.

В-третьих, масоном отец девочки не был. Павел Корчагин это убедительно доказал, написав в резюме: «Перед нами чрезвычайно выразительное и, одновременно, очень трогательное произведение мемориальной пластики. Родители, обожавшие свою дочь, нашли чрезвычайно красноречивый способ выразить свою бесконечную любовь и скорбь утраты», — пишет исследователь. Иными словами, «неверное истолкование символов (…) привело к появлению рассказов о пермском исправнике, проклявшем свою дочь и плод ее несчастной любви».

Это не первый миф, который развенчивает Павел Корчагин. Так, по его мнению, все непонятные подземные сооружения и тайные ходы дореволюционной Перми есть не что иное, как забытые канализационные коллекторы.

Хорошо, когда все находит свое объяснение!

Но вот что интересно. Корреспондент газеты «Рабочая неделя Ремпутьмаша» Белла Байбарова нашла вагранщика Александра Полина, который участвовал в изготовлении необычного заказа.

В статье «Пермские тайны», которая вышла 6 октября 2016 года, она приводит его прямую речь: «Мы ведь не только эту плиту отливали, но и много других памятных монументов для города. В тот раз нам принесли образец, мы его заформовали, я заливал, но вот что примечательно – во время изготовления этой плиты сгорел мотор на воздуходувке, видимо, все-таки какая-то чертовщинка в ней есть».

Так все же что-то с этой могильной плитой не так?

Как бы то ни было, теперь существует три памятника «проклятой дочери». Один находится в Пермском краеведческом музее, на Диораме, в отделе чугунного литья – это подлинник. И два дубликата: в музее Ремпутьмаша, который перенесли в дом культуры железнодорожников, а второй сейчас лежит на Егошихинском кладбище, правда, совсем не в том месте, где был и не в таком виде. Плита первоначально находилась на земле, а теперь на бетонном постаменте.

Этот объект по-прежнему волнует людей.

Осенью 2017 года арт-группа «Злые» из Екатеринбурга прикрепила к могиле изображения двух девочек, объяснив это так: «Таисия и АрТаня — девочки, жизнь которых опутана легендами, а всё потому, что у каждой из них была тайна. Прежде незнакомые, сейчас они сидят и болтают о том, что было или могло быть».

Будь
в курсе
Подпишись на рассылку и узнавай первым о самых интересных событиях
Будь в курсе
Подпишись на рассылку и узнавай первым о самых интересных событиях
все История